Ваш IP:
54.166.188.64

1

Ищем отрывок из Библии
по ключевому слову.

Удобный поиск! Главная страница www.церковно-славянская-библия.рф



Вторая Книга Царств Книга Неемии Сырная седмица (с понедельника по пяток)cheesefare week (monday through friday) исход • www.церковно-славянская-библия.рф Согласно Библии, пастушеский род Иакова-Израиля (прародитель евреев) вследствие голода покинул Ханаан и переселился в Египет. В это время рождается будущий вождь и освободитель еврейского народа Моисей. Книга Пророка Софонии Последование утрени - утреня. Церковно-славянский язык. Первая книга Паралипоменон (1Пар) Паралипоме́нон (др.-греч. παραλειπομένων от παραλείπω, «пропускать, упускать» — букв. «о пропущенных вещах») или Летописи, в западной традиции — Хроники — две (1-я и 2-я Паралипоменон) канонические книги Танаха и Ветхого Завета, чьё авторство традиционно приписывается Ездре (Эзре). Являются обобщённой летописью священной библейской истории, начиная с родословия избранного народа, войн Давида, строительства Храма и заканчивая вавилонским пленением. Соборное послание св. Ап. Иуды (Иуд) Первое Соборное послание св. Ап. Петра (1Петр) Последование утрени - утреня. Церковно-славянский язык. Синодальный перевод. Книга Песни Песней Соломона (Песн)

ПРАЗДНОВАНИЕ НЕДЕЛИ СВВ. ЖЕН МИРОНОСИЦ НА РОГОЖСКОМ.

В прошедшее воскресение, Господь сподобил меня, в очередной раз принять участие в ежегодном праздновании Недели Святых Жен Мироносиц, в Кафедральном Соборе Покрова Богородицы, на Рогожском кладбище в Москве.

Thu, 19 May 2016 10:00:58 GMT
https://a-rd.livejournal.com/6623.html

«Мисс мира-2017» стала представительница Индии

В китайском городе Санья выбрали «Мисс мира-2017». Титул завоевала Мануши Чхиллар из Индии.Sun, 19 Nov 2017 03:57:22 +0300
https://iz.ru/672709/video/miss-mira-2017-stala-predstavitelnitca-indii

Каждый человек должен посадить родословное древо. Часть 1







Каждый человек должен посадить родословное древо

03:09 11 августа 2017 159
Семья знаменитого московского купца Саввы Морозова. Слева направо: дочь Маша, мать Мария Федоровна, сын Тимофей, Савва Морозов, дочь Елена. Генеалогия семьи Морозовых известна и отслежена, несмотря на крестьянское происхождение — славные деяния протянули в будущее довольно прочную нить...

Семья знаменитого московского купца Саввы Морозова. Слева направо: дочь Маша, мать Мария Федоровна, сын Тимофей, Савва Морозов, дочь Елена. Генеалогия семьи Морозовых известна и отслежена, несмотря на крестьянское происхождение — славные деяния протянули в будущее довольно прочную нить...

Фото: 1903 год. Фотопортрет из фамильного архива семьи Морозовых

Московские архивы начали подготовку к празднованию 100-летия Государственной архивной службы России, которое будет отмечаться в 2018 году. В столице расположены 11 из 15 федеральных госархивов, которые сейчас испытывают небывалый наплыв посетителей. И речь не об историках, а о тех, кто хочет узнать о прошлом своей семьи — в стране настоящий бум генеалогии. Сегодня «ВМ» рассказывает, как протянуть ниточки в ускользающее прошлое.

Принято считать, что получить родовое дерево дальше деда-прадеда возможно лишь при наличии предков-дворян, а выходцам из сословий попроще не стоит и пытаться. Это заблуждение, уверен президент Российской генеалогической федерации и председатель Историко-родословного общества Москвы Станислав Думин.

— На самом деле часто бывает с точностью до наоборот. Да, дворяне по понятным причинам были вынуждены заниматься своей родословной. Но они же чаще и колесили по стране, меняя местожительства, что затрудняет поиск.

Крестьянская генеалогия, если семья жила на одном месте, изучается довольно просто. В принципе, при сохранности документов в двух архивах можно воссоздать родословную такой семьи до XVII века включительно за пару дней. Ведь, в отличие от дворян, все остальные сословия платили налоги, людей постоянно переписывали, списки периодически сверяли, обновляли… Скажем, в 1811 году провели ревизию, в 1815-м — еще одну, посмотрели, кто умер, кто родился, заново переписали, подшили в дело.

В итоге только на основании ревизских сказок (так назывались документы, отражающие результаты ревизий податного населения) по одной и той же деревне можно восстановить род довольно просто.

Причем узнать не только имена-фамилии, но и степень родства, какие-то данные об имуществе и т.д.

Про остальных тоже не забывали. Скажем, священники были на государственной службе, поэтому на них, как на чиновников, составляли послужные списки.

В общем, в России не было ни одного сословия-невидимки.

— А с чего вообще следует начинать поиск своих корней?

— Даже если вы не планируете в ближайшее время составлять родословное дерево, такое желание в будущем может появиться у ваших детей. Поэтому, пока есть возможность, побеседуйте со своими максимально престарелыми родственниками. Наша память обычно распространяется на три поколения: мы, родители, бабушки-дедушки. Прадедушка, это еще Чернышевский писал, «неизбежно покрыт мраком забвения, известно только, что он был мужем прабабушки». И откладывать не стоит. Я профессионально занимаюсь родами Белоруссии и Литвы, ездил в 1970-е по этим регионам, расспрашивал людей, которым на тот момент было по 90 лет. Сейчас там живут их внуки, которые зачастую не знают и не помнят то, что рассказывали мне их бабушки. В общем, постарайтесь вытащить из человека максимум сведений, чтобы потом — у вас ли, у ваших ли потомков — было побольше «точек старта».

Еще надо обязательно подписать семейные фотографии. Причем не просто «Маша в Крыму», а более развернуто, чтобы ваши же потомки потом не ломали головы, что это была за Маша.

У меня у самого есть такие снимки в архиве. Стоит прабабушка с какими-то военными, по-видимому, офицерами полка, а кто они — бог весть.

Впрочем, даже неподписанные фотографии могут «заговорить». Например, до революции их повсеместно облекали в паспарту — такие красивые рамочки, часто с визиткой фотоателье. Что-нибудь вроде «Фотография Балглея в С.-Пе тер бурге», и дальше адрес ателье. А адрес — это наводка на местожительство предков, так как за тридевять земель делать снимок никто не ездил.

О многом могут рассказать и портретируемые. Понятно, что дама в пышном платье или мужчина в сюртуке вряд ли «заговорят». Многие, кстати, если видят таких в альбоме, моментально делают вывод о предках-дворянах. Нет, и крестьяне, и рабочие старались одеться для съемки поприличнее, да и в обычной жизни, вопреки легендам большевиков, не в рванине ходили. А вот если на снимке военный — это уже зацепка: часто на погонах можно разглядеть не только звание и род войск, но и номер полка или дивизии (была такая практика в дореволюционной России); награды могут дать представление о времени службы и т.д.

Плюс еще бывают знаки об окончании всяких училищ, это тоже ниточка. А узнав, что человек окончил, чем занимался, где и когда служил, можно понять, в какой архив обращаться.

— Личная явка обязательна?

— Нет, многое оцифровано и есть в открытом доступе. Скажем, огромный массив данных по Великой Отечественной войне. Это и портал «Подвиг народа», и другие схожие. Там доступны не только имена награжденных или база данных по погибшим, но и копии документов. То есть человек может найти не только имя деда, но и, например, донесение о его ранении, где будут данные о его семье, местожительстве и т.д. Репрессированные — другая область, база данных «Мемориала» тоже есть в сети. Становятся доступными и дореволюционные документы. Например, многие региональные архивы оцифровывают и выкладывают сейчас в интернет метрические книги и исповедные росписи по разным приходам, где фиксировались сведения о родившихся, умерших и бракосочетавшихся, — людям не надо тратиться на поездку в другой город, можно спокойно вести поиск, не выходя из дома.

— А с московскими архивами как? Работа ведется?

— Ну, «Подвиг народа» я уже упомянул, людям, которые все это обрабатывают, надо памятник ставить за их труд. Но с другой стороны — не могу не посетовать… Еще несколько десятилетий назад я ходил в архив ЗАГСа на улице Грибоедова, где хранились старые метрические книги и картотека, дававшая возможность быстро найти запись о своем родственнике. Книги в итоге поступили в ЦИАМ (Центральный исторический архив Москвы), их там можно посмотреть, а вот доступ к картотеке закрыт.

Генеалоги точно знают, что она никуда не исчезла, но почему архивисты не допускают к ней людей — загадка. Или взять архив древних актов (РГАДА), где хранятся документы за период с ХI до начала ХХ века, в том числе и отсканированные ревизские сказки. Но в интернете их нет, и люди вынуждены ехать из какого-нибудь Владивостока в Москву, чтобы больше узнать о своем роде.

А вопрос копирования?! В понедельник был в Вильнюсе, пришел в архив с фотоаппаратом, переснял нужные листы из метрических книг, вернулся в Москву, изучаю. В Литве, Польше, да и много где еще, все это бесплатно, безо всяких регистраций. А у нас… Недавно был в питерском ЦГИА, там разрешают переснимать лишь микрофильм, но проще и быстрее будет переписать, потому что вы день потратите только на то, чтобы получить разрешение на это копирование!

— Но исследователей ведь все равно это не останавливает?

— Нет, конечно. Генеалогия увлекает все большее число людей.

Причем если в 1990-е большинство искало себе благородных предков, то сейчас люди с гордостью демонстрируют на выставках деревья крестьянских семей в 150–200 человек.

Знаете, мы привыкли воспринимать историю как нечто социально-экономическое. Но история — это прежде всего судьбы людей. Даже если мы точно не знаем, был наш предок при Бородине или нет, он жил в ту эпоху, переживал это событие, и через него мы ощущаем связь с нашей страной, историей, прошлым. И это совершенно другое восприятие и мироощущение.

ТАКОГО РАЗНООБРАЗИЯ ГЕНОФОНДА НЕТ БОЛЬШЕ НИГДЕ В МИРЕ

Узнать, не было ли в роду Рюрика, Пушкина или Марии-Антуанетты, можно, и не копаясь в архивах.Все большую популярность у москвичей получает так называемая ДНК-генеалогия. Одного-единственного генетического образца (достаточно повозить ватной палочкой по внутренней стороне щеки) хватит, чтобы понять, кто вам родственник, а кто нет, какой национальности были предки, откуда пошел ваш род и где на земном шаре обретаются его нынешние представители.

Серьезных лабораторий, выполняющих подобный анализ, в России пока не так много, но жаждущих исторической правды это не останавливает.

— У нас в стране генетическая генеалогия пока находится на начальном этапе, — объяснил «ВМ» заведующий лабораторией исторической генетики, радиоуглеродного анализа и прикладной физики МФТИ Харис Мустафин. — Отрабатываются технологии, формируется база данных, без которой нельзя интерпретировать результаты. Раньше проблемой были реактивы, их закупали за границей, но с этого года, думаю, ситуация изменится — появились работоспособные отечественные препараты, так что ДНК генотипирование будет все более доступным.

Иногда ДНК-генеалогия выясняет правду про целые популяции.

— Например, в Ярославской области есть села, в которых живет население с довольно специфическим генетическим профилем, так что выходцев оттуда можно точно идентифицировать, где бы они или их потомки ни жили, — объясняет Харис Мустафин. — Фактически получается некая связь через поколение по крови, по генофонду со своими предками. И, главное, все подтверждается! Скажем, если предки жили веками в одном режиме, это обязательно накладывает отпечаток на потомков. Часто начинаешь смотреть регионы, расположенные по соседству, и выясняется, что предпочтения там совершенно разные.

Одни мясоеды, а другие почему-то живут только морем — и рыба в ход идет, и моллюски, и водоросли… Смотришь в гены — один регион когда-то заселили степняки, а другой — люди из прибрежных областей. Века прошли, а предпочтения остались.

Найти земляков тысячелетней давности — это, конечно, здорово, но как насчет более близкой родни? Ее, оказывается, тоже можно обрести.

— Как правило, компании, осуществляющие генотипирование, дают информацию о так называемой гаплогруппе — миллионах людей, объединенных общим, крайне далеким предком. Но есть более тонкое исследование — по гаплотипу человека (сочетанию генов в одной из двух парных хромосом). Эту информацию сопоставляют с гаплотипами других людей из базы данных и находят таким образом более близких родственников.

Но ДНК-генеалогия позволяет увидеть и глобальное: как на нашей огромной территории веками взаимодействовали люди разных национальностей. Все-таки у нас не было той ситуации, что в Америке, где практически истребили коренное население. У нас другой принцип сосуществования народов был, и, может быть, именно поэтому колоссальное разнообразие генофонда, с которым не сравнится ни одна страна. Разобраться в этом, понять, кто мы, почему мы такие, — вот что крайне интересно.

Наведите курсор на изображение


http://vm.ru/news/405909.html



Sun, 13 Aug 2017 02:19:57 GMT
https://belovetc.livejournal.com/626757.html



Каждый человек должен посадить родословное древо. Часть 1






Каждый человек должен посадить родословное древо

03:09 11 августа 2017 159
Семья знаменитого московского купца Саввы Морозова. Слева направо: дочь Маша, мать Мария Федоровна, сын Тимофей, Савва Морозов, дочь Елена. Генеалогия семьи Морозовых известна и отслежена, несмотря на крестьянское происхождение — славные деяния протянули в будущее довольно прочную нить...

Семья знаменитого московского купца Саввы Морозова. Слева направо: дочь Маша, мать Мария Федоровна, сын Тимофей, Савва Морозов, дочь Елена. Генеалогия семьи Морозовых известна и отслежена, несмотря на крестьянское происхождение — славные деяния протянули в будущее довольно прочную нить...

Фото: 1903 год. Фотопортрет из фамильного архива семьи Морозовых

Московские архивы начали подготовку к празднованию 100-летия Государственной архивной службы России, которое будет отмечаться в 2018 году. В столице расположены 11 из 15 федеральных госархивов, которые сейчас испытывают небывалый наплыв посетителей. И речь не об историках, а о тех, кто хочет узнать о прошлом своей семьи — в стране настоящий бум генеалогии. Сегодня «ВМ» рассказывает, как протянуть ниточки в ускользающее прошлое.

Принято считать, что получить родовое дерево дальше деда-прадеда возможно лишь при наличии предков-дворян, а выходцам из сословий попроще не стоит и пытаться. Это заблуждение, уверен президент Российской генеалогической федерации и председатель Историко-родословного общества Москвы Станислав Думин.

— На самом деле часто бывает с точностью до наоборот. Да, дворяне по понятным причинам были вынуждены заниматься своей родословной. Но они же чаще и колесили по стране, меняя местожительства, что затрудняет поиск.

Крестьянская генеалогия, если семья жила на одном месте, изучается довольно просто. В принципе, при сохранности документов в двух архивах можно воссоздать родословную такой семьи до XVII века включительно за пару дней. Ведь, в отличие от дворян, все остальные сословия платили налоги, людей постоянно переписывали, списки периодически сверяли, обновляли… Скажем, в 1811 году провели ревизию, в 1815-м — еще одну, посмотрели, кто умер, кто родился, заново переписали, подшили в дело.

В итоге только на основании ревизских сказок (так назывались документы, отражающие результаты ревизий податного населения) по одной и той же деревне можно восстановить род довольно просто.

Причем узнать не только имена-фамилии, но и степень родства, какие-то данные об имуществе и т.д.

Про остальных тоже не забывали. Скажем, священники были на государственной службе, поэтому на них, как на чиновников, составляли послужные списки.

В общем, в России не было ни одного сословия-невидимки.

— А с чего вообще следует начинать поиск своих корней?

— Даже если вы не планируете в ближайшее время составлять родословное дерево, такое желание в будущем может появиться у ваших детей. Поэтому, пока есть возможность, побеседуйте со своими максимально престарелыми родственниками. Наша память обычно распространяется на три поколения: мы, родители, бабушки-дедушки. Прадедушка, это еще Чернышевский писал, «неизбежно покрыт мраком забвения, известно только, что он был мужем прабабушки». И откладывать не стоит. Я профессионально занимаюсь родами Белоруссии и Литвы, ездил в 1970-е по этим регионам, расспрашивал людей, которым на тот момент было по 90 лет. Сейчас там живут их внуки, которые зачастую не знают и не помнят то, что рассказывали мне их бабушки. В общем, постарайтесь вытащить из человека максимум сведений, чтобы потом — у вас ли, у ваших ли потомков — было побольше «точек старта».

Еще надо обязательно подписать семейные фотографии. Причем не просто «Маша в Крыму», а более развернуто, чтобы ваши же потомки потом не ломали головы, что это была за Маша.

У меня у самого есть такие снимки в архиве. Стоит прабабушка с какими-то военными, по-видимому, офицерами полка, а кто они — бог весть.

Впрочем, даже неподписанные фотографии могут «заговорить». Например, до революции их повсеместно облекали в паспарту — такие красивые рамочки, часто с визиткой фотоателье. Что-нибудь вроде «Фотография Балглея в С.-Пе тер бурге», и дальше адрес ателье. А адрес — это наводка на местожительство предков, так как за тридевять земель делать снимок никто не ездил.

О многом могут рассказать и портретируемые. Понятно, что дама в пышном платье или мужчина в сюртуке вряд ли «заговорят». Многие, кстати, если видят таких в альбоме, моментально делают вывод о предках-дворянах. Нет, и крестьяне, и рабочие старались одеться для съемки поприличнее, да и в обычной жизни, вопреки легендам большевиков, не в рванине ходили. А вот если на снимке военный — это уже зацепка: часто на погонах можно разглядеть не только звание и род войск, но и номер полка или дивизии (была такая практика в дореволюционной России); награды могут дать представление о времени службы и т.д.

Плюс еще бывают знаки об окончании всяких училищ, это тоже ниточка. А узнав, что человек окончил, чем занимался, где и когда служил, можно понять, в какой архив обращаться.

— Личная явка обязательна?

— Нет, многое оцифровано и есть в открытом доступе. Скажем, огромный массив данных по Великой Отечественной войне. Это и портал «Подвиг народа», и другие схожие. Там доступны не только имена награжденных или база данных по погибшим, но и копии документов. То есть человек может найти не только имя деда, но и, например, донесение о его ранении, где будут данные о его семье, местожительстве и т.д. Репрессированные — другая область, база данных «Мемориала» тоже есть в сети. Становятся доступными и дореволюционные документы. Например, многие региональные архивы оцифровывают и выкладывают сейчас в интернет метрические книги и исповедные росписи по разным приходам, где фиксировались сведения о родившихся, умерших и бракосочетавшихся, — людям не надо тратиться на поездку в другой город, можно спокойно вести поиск, не выходя из дома.

— А с московскими архивами как? Работа ведется?

— Ну, «Подвиг народа» я уже упомянул, людям, которые все это обрабатывают, надо памятник ставить за их труд. Но с другой стороны — не могу не посетовать… Еще несколько десятилетий назад я ходил в архив ЗАГСа на улице Грибоедова, где хранились старые метрические книги и картотека, дававшая возможность быстро найти запись о своем родственнике. Книги в итоге поступили в ЦИАМ (Центральный исторический архив Москвы), их там можно посмотреть, а вот доступ к картотеке закрыт.

Генеалоги точно знают, что она никуда не исчезла, но почему архивисты не допускают к ней людей — загадка. Или взять архив древних актов (РГАДА), где хранятся документы за период с ХI до начала ХХ века, в том числе и отсканированные ревизские сказки. Но в интернете их нет, и люди вынуждены ехать из какого-нибудь Владивостока в Москву, чтобы больше узнать о своем роде.

А вопрос копирования?! В понедельник был в Вильнюсе, пришел в архив с фотоаппаратом, переснял нужные листы из метрических книг, вернулся в Москву, изучаю. В Литве, Польше, да и много где еще, все это бесплатно, безо всяких регистраций. А у нас… Недавно был в питерском ЦГИА, там разрешают переснимать лишь микрофильм, но проще и быстрее будет переписать, потому что вы день потратите только на то, чтобы получить разрешение на это копирование!

— Но исследователей ведь все равно это не останавливает?

— Нет, конечно. Генеалогия увлекает все большее число людей.

Причем если в 1990-е большинство искало себе благородных предков, то сейчас люди с гордостью демонстрируют на выставках деревья крестьянских семей в 150–200 человек.

Знаете, мы привыкли воспринимать историю как нечто социально-экономическое. Но история — это прежде всего судьбы людей. Даже если мы точно не знаем, был наш предок при Бородине или нет, он жил в ту эпоху, переживал это событие, и через него мы ощущаем связь с нашей страной, историей, прошлым. И это совершенно другое восприятие и мироощущение.

ТАКОГО РАЗНООБРАЗИЯ ГЕНОФОНДА НЕТ БОЛЬШЕ НИГДЕ В МИРЕ

Узнать, не было ли в роду Рюрика, Пушкина или Марии-Антуанетты, можно, и не копаясь в архивах.Все большую популярность у москвичей получает так называемая ДНК-генеалогия. Одного-единственного генетического образца (достаточно повозить ватной палочкой по внутренней стороне щеки) хватит, чтобы понять, кто вам родственник, а кто нет, какой национальности были предки, откуда пошел ваш род и где на земном шаре обретаются его нынешние представители.

Серьезных лабораторий, выполняющих подобный анализ, в России пока не так много, но жаждущих исторической правды это не останавливает.

— У нас в стране генетическая генеалогия пока находится на начальном этапе, — объяснил «ВМ» заведующий лабораторией исторической генетики, радиоуглеродного анализа и прикладной физики МФТИ Харис Мустафин. — Отрабатываются технологии, формируется база данных, без которой нельзя интерпретировать результаты. Раньше проблемой были реактивы, их закупали за границей, но с этого года, думаю, ситуация изменится — появились работоспособные отечественные препараты, так что ДНК генотипирование будет все более доступным.

Иногда ДНК-генеалогия выясняет правду про целые популяции.

— Например, в Ярославской области есть села, в которых живет население с довольно специфическим генетическим профилем, так что выходцев оттуда можно точно идентифицировать, где бы они или их потомки ни жили, — объясняет Харис Мустафин. — Фактически получается некая связь через поколение по крови, по генофонду со своими предками. И, главное, все подтверждается! Скажем, если предки жили веками в одном режиме, это обязательно накладывает отпечаток на потомков. Часто начинаешь смотреть регионы, расположенные по соседству, и выясняется, что предпочтения там совершенно разные.

Одни мясоеды, а другие почему-то живут только морем — и рыба в ход идет, и моллюски, и водоросли… Смотришь в гены — один регион когда-то заселили степняки, а другой — люди из прибрежных областей. Века прошли, а предпочтения остались.

Найти земляков тысячелетней давности — это, конечно, здорово, но как насчет более близкой родни? Ее, оказывается, тоже можно обрести.

— Как правило, компании, осуществляющие генотипирование, дают информацию о так называемой гаплогруппе — миллионах людей, объединенных общим, крайне далеким предком. Но есть более тонкое исследование — по гаплотипу человека (сочетанию генов в одной из двух парных хромосом). Эту информацию сопоставляют с гаплотипами других людей из базы данных и находят таким образом более близких родственников.

Но ДНК-генеалогия позволяет увидеть и глобальное: как на нашей огромной территории веками взаимодействовали люди разных национальностей. Все-таки у нас не было той ситуации, что в Америке, где практически истребили коренное население. У нас другой принцип сосуществования народов был, и, может быть, именно поэтому колоссальное разнообразие генофонда, с которым не сравнится ни одна страна. Разобраться в этом, понять, кто мы, почему мы такие, — вот что крайне интересно.

Наведите курсор на изображение


http://vm.ru/news/405909.html