Войдите в аккаунт Google. И обновите страницу
1
Прокимны постовые - prokeimena, аллилуйя стихов и псалмов Причастия на Великий Пост К Титу послание святого апостола Павла the Epistle of the holy apostle paul to titus Послание пастырское к Титу святаго апостола Павла на церковнославянском языке Соборное послание св. Ап. Иакова (Иак) Православное осмысление творения мира. Выпуск 4 Книга Пророка Софонии Сборник двунадесяти месяцев Светлая седмица (с понедельника по субботу) Прокимны Октоиха - воскресный prokeimena на утрени, prokeimena и Аллилуия стихи на Литургии, от Октоих. Церковно-славянский язык Первое послание к Фессалоникийцам святого апостола Павла Сборник двунадесяти месяцев

Час первый

First Hour

Часослов


Fri, 06 Jun 2014 11:20:00 UT
  • Русская православная церковь переводит Библию на узбекский

  • ... Русской православной церкви (РПЦ) заявили о подготовке издания Библии для мигрантов — на узбекском языке. Об этом сообщает «Радио Свобода — Радио Свободная Европа». Церковные чиновники от Миссионерской комиссия при Епархиальном совете Москвы сообщили...

    http://news.rambler.ru/25414141/
    Fri, 14 Mar 2014 05:06:03 GMT
  • Особенность новой цензуры

  • В отличие от европейских монархий после 1789, они совершенно не боятся принципов и идей, а в отличие от советской власти, почти не боятся разоблачения.
    В соцсетях они видят эффективное техническое средство революционной мобилизации по сигналу заговорщиков - и только.
    В действенность идей, убеждений и аргументов они верят не больше, чем персонажи фильма Копполы "Крестный отец" или Балабанова "Брат" и "Брат-2". Они мыслят исключительно в терминах "сила" vs. "слабость" и "верность своим" vs. "предательство", а ко всем остальным этическим, правовым, религиозным и т.п. понятиям и доктринам относятся с полным презрением.

    https://ermite-17.livejournal.com/102313.html
    Fri, 18 May 2018 08:32:45 +0000
  • Лев Толстой и Европа ХХІ века

  • Рекомендуется для прочтения тем, кто ищет ответа на вопрос, почему в «секулярной» Европе, где пустеют храмы, отношения между людьми и устройство общества намного ближе к евангельскому идеалу, чем в Средние века, когда храмы были переполнены. А также тем, кто хочет понять, почему люди, принявшие Православие в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия, начинают […]

    http://ahilla.ru/lev-tolstoj-i-evropa-hhi-veka/
    Wed, 27 Apr 2016 20:08:58 GMT
  • Третий (или даже четвертый) flop подряд

  • Роберт Гэлбрейт, автор детективного романа «На службе зла» (Career of Evil), третьего из серии, оказывается, не знает того, что знает Джоан Роулинг, автор «Гарри Поттера» (а также знали Эдгар По, Артур Конан Дойл, Агата Кристи и другие классики жанра) — что расследуемая тайна должна обладать неким зловещим обаянием, а не только вызывать тошноту. Подозреваемые должны как-то отличаться друг от друга — а если читатель различает их только по именам и все трое с первых страниц столь же отвратны, сколь и одинаковы, это непростительно даже для ремесленника.
    Сочиняя отрывки от лица маньяка, Гэлбрейту надо было предвидеть, что, унаследовав репутацию и славу Роулинг, он (она) поневоле вступает в поединок с «Коллекционером» Фаулза — хоть я не люблю этого автора и этот роман, но контраст даже для такого предвзятого читателя, как я, очень невыгодный. Роулинг с ее ослепительно яркой фантазией, юмором и незабываемыми характерами, сравнение с Фаулзом не страшно, но Гэлбрейту, к сожалению, надо знать свой шесток.

    https://ermite-17.livejournal.com/108167.html
    Sun, 29 Jun 2014 19:36:26 UT
  • И на нашей улице праздник

  • ... отец. Кроме того, у него был хороший бас. Пел в опере, а по воскресеньям — в церковном хоре. Отец мой родом из Казани, из семьи священника. Там, в Харбине, у них с...

    http://news.rambler.ru/25770507/
    Tue, 03 Dec 2013 11:00:18 GMT
  • Булгаков и нобелевский лауреат

  • Заметил ли кто-нибудь, что начало «Мастера и Маргариты» – пародия на начало «Смерти в Венеции» Томаса Манна (1911)?..
    Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина… Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, − никто не пришел под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея…
    [Известный писатель] Густав Ашенбах… в теплый весенний вечер 19... года – года, который в течение столь долгих месяцев грозным оком взирал на наш континент, – вышел из своей мюнхенской квартиры на Принцрегентштрассе и в одиночестве отправился на дальнюю прогулку.
    Было начало мая, и после сырых и промозглых недель обманчиво воцарилось жаркое лето. В Английском саду, еще только одевшемся нежной ранней листвой, было душно, как в августе, и в той части, что прилегала к городу, – полным-полно экипажей и пешеходов. В ресторане Аумейстера, куда вели все более тихие и уединенные дорожки, Ашенбах минуту-другую поглядел на оживленный народ в саду, у ограды которого стояло несколько карет и извозчичьих пролеток, и при свете заходящего солнца пустился в обратный путь, но уже не через парк, а полем, почувствовав усталость. К тому же над Ферингом собиралась гроза. Он решил у Северного кладбища сесть в трамвай, который прямиком доставит его в город.
    По странной случайности на остановке и вблизи от нее не было ни души.
    Ни на Унгарерштрассе, где блестящие рельсы тянулись по мостовой в направлении Швабинга, ни на Ферингском шоссе не видно было ни одного экипажа. Ничто не шелохнулось и за заборами каменотесных мастерских, где предназначенные к продаже кресты, надгробные плиты и памятники образовывали как бы второе, ненаселенное кладбище, а напротив в отблесках уходящего дня безмолвствовало византийское строение часовни
    . (перевод Наталии Ман)

    «Смерть в Венеции» начинается с того, что в образе странствующего незнакомца писателю внезапно является – как выясняется впоследствии, – сам бог Дионис, в результате чего тот чувствует необъяснимое волнение и жажду к перемене места, которая в конце концов роковым образом приводит его в Венецию:

    Вышел ли он из бронзовых дверей часовни, или неприметно приблизился и поднялся к ней с улицы, осталось невыясненным. Особенно не углубляясь в этот вопрос, Ашенбах скорее склонялся к первому предположению. Среднего роста, тощий, безбородый и очень курносый, этот человек принадлежал к рыжеволосому типу с характерной для него молочно-белой веснушчатой кожей. Обличье у него было отнюдь не баварское, да и широкополая бастовал шляпа, покрывавшая его голову, придавала ему вид чужеземца, пришельца из дальних краев… Задрав голову, так что на его худой шее, торчавшей из отложных воротничков спортивной рубашки, отчетливо и резко обозначился кадык, он смотрел вдаль своими белесыми, с красными ресницами глазами, меж которых, в странном соответствии со вздернутым носом, залегали две вертикальные энергические складки. В позе его – возможно, этому способствовало возвышенное и возвышающее местонахождение – было что-то высокомерно созерцательное, смелое, дикое даже. И то ли он состроил гримасу, ослепленный заходящим солнцем, то ли его лицу вообще была свойственна некая странность, только губы его казались слишком короткими, оттянутые кверху и книзу до такой степени, что обнажали десны, из которых торчали белые длинные зубы.
    Возможно, что Ашенбах, рассеянно, хотя и пытливо, разглядывая незнакомца, был недостаточно деликатен, но вдруг он увидел, что тот отвечает на его взгляд и притом так воинственно, так в упор, так очевидно желая его принудить отвести глаза, что неприятно задетый, он отвернулся и зашагал вдоль заборов, решив больше не обращать внимания на этого человека. И мгновенно забыл о нем. Но либо потому, что незнакомец походил на странника, либо в силу какого-нибудь иного психического или физического воздействия, Ашенбах, к своему удивлению, внезапно ощутил, как неимоверно расширилась его душа; необъяснимое томление овладело им, юношеская жажда перемены мест, чувство, столь живое, столь новое, или, вернее, столь давно не испытанное и позабытое, что он, заложив руки за спину и взглядом уставившись в землю, замер на месте, стараясь разобраться в сути и смысле того, что произошло с ним.
    Это было желанье странствовать, вот и все, но оно налетело на него как приступ лихорадки, обернулось туманящей разум страстью.

    Тут приключилась вторая странность, касающаяся одного Берлиоза. Он внезапно перестал икать, сердце его стукнуло и на мгновенье куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нем. Кроме того, Берлиоза охватил необоснованный, но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать с Патриарших без оглядки. Берлиоз тоскливо оглянулся, не понимая, что его напугало. Он побледнел, вытер лоб платком, подумал: "Что это со мной? Этого никогда не было… сердце шалит… я переутомился.
    Пожалуй, пора бросить все к черту и в Кисловодск…»


    Кисловодск – Венеция Берлиоза, и Фагот-Коровьев – его Дионис:
    И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок… Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая.
    Мир берлиозов, как и строгий «аполлонический» мир эшенбахов, рушится после встречи с несколькими жуткими незнакомцами. Трагической серьезности «Смерти в Венеции» противостоит булгаковская сатира. Впрочем, и «Волшебная гора» первоначально задумывалась Манном как сатирическая и комическая новелла, призванная оттенить мрачность «Смерти в Венеции», но разрабатывающая те же темы.
    Ашенбах, великий писатель, погибает, погрузившись в пучины хаоса – страсти и смерти, и тем, по замыслу автора, показывает высшую верность своему призванию как художника. Берлиоз, спеша сообщить о Воланде «органам», погибает под трамваем, верный своему истинному «призванию» – стукачеству.

    https://ermite-17.livejournal.com/101350.html
    Sun, 22 Jun 2014 07:27:00 UT
  • Пресвитерианская церковь США узаконила гей-браки

  • Поскольку брак — это союз двух людей, и нигде в Библии не сказано, что они обязательно должны быть разнополыми, Пресвитерианская церковь решила узаконить однополые браки. Насколько целесообразным будет проводить такие церемонии в конкретном случае, теперь будут определять церковные советы на местах.

    http://news.rambler.ru/25629468/
    Fri, 06 Dec 2013 13:37:38 GMT
  • Here's a night pities neither wise men nor fools

  • По моему глубокому убеждению, монахи должны быть отстранены от воспитания детей в принципе. Отказ от сексуальных отношений, требуемый от монашествующих, приводит к глубоким изменениям психики, и негоже, чтобы ее состояние проверялась на детях.
    Прочитав это, я сначала с удивлением подумал, что религиовед Митрохин, раньше казавшийся мне умным, - редкостный дурак, к тому же профессионально некомпетентный (не знает, например, историю иезуитов).
    Потом вспомнил, что идеология не разбирает ни дураков, ни умных.

    https://ermite-17.livejournal.com/101624.html
    Wed, 27 Aug 2014 07:49:35 GMT
  • Мудрость Митрича

  • Оригинал взят у smitrich в КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ВЧЕРАШНИХ ПЕРЕГОВОРОВ В МИНСКЕ
    "Могильщик закрыл на мгновение глаза, а потом начал говорить. Говорил он тихим, навевающим тоску голосом:
    — Я воспитал свою дочь по американской моде. Я верю в Америку... Я предоставил дочери свободу, но в то же время предупредил ее, чтобы она не принесла позор семье. Она нашла себе друга — не итальянца. Ходила с ним в кино. Возвращалась домой поздно. Но он ни разу не пришел познакомиться с ее родителями. Я принял все это без протеста. Два месяца назад он повез ее кататься на машине. С ним был еще один друг. Они заставили ее пить виски, а потом пытались изнасиловать ее. Она сопротивлялась и защитила свою честь. Я навестил ее в больнице. У нее сломан нос и раздроблен подбородок. Она плакала от боли: «Папа, папа, почему они это сделали? Почему они это сделали?» И я тоже плакал.
    Дон Корлеоне сделал явно принужденный соболезнующий жест... Бонасера весь дрожал, безобразное его лицо покрылось темно-красными пятнами...
    — Для чего ты пошел в полицию? Почему не пришел сразу ко мне?
    Бонасера неслышно пробормотал:
    — Чего ты хочешь от меня? Я на все готов, только сделай то, о чем я тебя молю.
    Его слова прозвучали почти нахально. Дон Корлеоне спросил серьезным голосом:
    — А о чем ты молишь?
    Бонасера бросил взгляд на Хагена и Сонни Корлеоне и покачал головой. Дон, который все еще сидел за рабочим столом Хагена, пересел поближе к могильщику. Бонасера с секунду колебался, потом нагнулся к волосатому уху дона, почти касаясь его губами. Дон Корлеоне слушал, словно священник на исповеди, глядя в невидимую даль и не произнося ни звука. Это продолжалось довольно долго, пока Бонасера, наконец, не кончил нашептывать и не выпрямился во весь рост. Дон окинул его недобрым взглядом. У Бонасера раскраснелись щеки, и лицо покрылось испариной, но он посмотрел дону прямо в глаза.
    Дон наконец ответил:
    — Этого я сделать не могу. Ты требуешь слишком многого.
    Бонасера ответил громким и ясным голосом:
    — Я заплачу тебе, сколько запросишь.
    Услышав эти слова, Хаген нервно встрепенулся. Сонни Корлеоне скрестил руки и насмешливо улыбнулся из своего угла, — казалось, он только сейчас заметил разыгрывающийся в кабинете спектакль.
    Дон Корлеоне встал из-за стола. Лицо его все еще ничего не выражало, но от голоса веяло холодом.
    — Мы с тобой знакомы много лет, — сказал он могильщику. — До сегодняшнего дня ты ни разу не приходил ко мне за советом или помощью. Я не могу припомнить, когда в последний раз ты пригласил меня к себе на кофе. А ведь моя жена — крестная твоей единственной дочери. Давай будем откровенны. Ты отклонил мою дружбу. Боялся быть моим должником.
    Бонасера промямлил:
    — Я не хотел навлечь на себя беду.
    Дон поднял руку:
    — Нет. Не говори. Америка показалась тебе раем. У тебя была хорошая профессия, ты нажил состояние. Ты думал, что Америка — самое безопасное место на земле. Ты не позаботился о том, чтобы обзавестись надежными друзьями... Ты не нуждался в доне Корлеоне. Очень хорошо. Я оскорблен в своих лучших чувствах и я не намерен просто так дарить свою дружбу людям.
    Дон выдержал паузу и насмешливо-презрительно улыбнулся Бонасера:
    — Теперь ты приходишь ко мне и говоришь: «Дон Корлеоне, сотвори суд справедливости». И даже в этой твоей просьбе не чувствуется уважения ко мне. Ты не предлагаешь мне своей дружбы... Нет-нет, я не обиделся, но разве дал я тебе повод относиться ко мне с таким неуважением?
    В голосе Америго перемешались горе и страх:
    — Америка была так добра ко мне. Я хотел быть хорошим гражданином. Я хотел, чтобы моя девочка была американкой.
    Дон хлопнул в ладоши, будто подводя итог своему решению:
    — Это ты хорошо сказал. Очень хорошо. Так нечего жаловаться. Судья вынес приговор. Когда пойдешь в больницу, прихвати цветы и коробку конфет для твоей дочери. Будь доволен. В конце концов, ведь дело не так уж серьезно: парни молодые, горячие, один из них — сын влиятельного политического деятеля. Нет, дорогой Америго, ты всегда был честным человеком. Несмотря на то, что ты отклонил мою дружбу, я готов положиться на слово Америго Бонасера больше, чем на слово любого другого человека. Так дай же мне слово, что ты отбросишь все эти глупости. Прости. Забудь. Жизнь полна несчастий...
    – Почему ты боялся довериться мне первому? – спросил он. –Ты идешь в суд и ожидаешь месяцами. Ты тратишь деньги на адвокатов, которым прекрасно известно, что ты останешься в дураках. Ты выслушиваешь приговор судьи, который продает себя, как последняя уличная девка. Много лет назад, когда ты нуждался в деньгах, ты пошел в банк и заплатил разрушительные проценты, словно нищий стоял ты со шляпой в руках, а они обнюхивали тебя со всех сторон и совали носы в твой зад, чтобы выяснить, сможешь ли ты возвратить им долг. – Дон остановился, голос его стал жестче. – А приди ты ко мне, мой кошелек стал бы твоим. Приди ты ко мне за справедливостью, мерзавцы, которые изничтожили твою дочь, плакали бы сегодня горькими слезами. Если бы по какой-то непонятной причине столь честный и порядочный человек, как ты, нажил бы себе врагов, они стали бы моими врагами. – Дон поднял руку и показал пальцем на Бонасера. – И тогда, поверь мне, они боялись бы тебя.
    Бонасера наклонил голову и невнятно произнес:
    – Будь другом. Я принимаю.
    Дон Корлеоне положил руку на плечо могильщика:
    – Хорошо, – сказал он. – Ты получишь мой суд справедливости. Однажды, причем может случиться, что этот день никогда не наступит, я приду к тебе и попрошу оказать мне ответную услугу. До того дня считай это подарком от моей жены, крестной твоей дочери".


    Марио Пьюзо "Крестный отец"


    https://ermite-17.livejournal.com/105942.html
    Mon, 23 Apr 2018 18:40:33 GMT
  • Вопрос попадания в стиль

  • Вот что бывает, когда арию из оперетты («Перикола» Оффенбаха, Que veulent dire ces colères) исполняет оперная певица top level — Тереса Берганса:


    А вот как это НАДО исполнять — Сюзи Делер. Хотя резкое сопрано хулиганки, конечно, не идет в сравнение с волшебным меццо Бергансы:

     

    https://ermite-17.livejournal.com/111136.html
    час первый часослов цся


    Вопрос попадания в стиль


    Warning: simplexml_load_file(https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%B2%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D1%8C&cf=all&output=rss): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.0 503 Service Unavailable in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 244

    Warning: simplexml_load_file(): I/O warning : failed to load external entity "https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%B2%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D1%8C&cf=all&output=rss" in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 244

    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 246

    Вот что бывает, когда арию из оперетты («Перикола» Оффенбаха, Que veulent dire ces colères) исполняет оперная певица top level — Тереса Берганса:


    А вот как это НАДО исполнять — Сюзи Делер. Хотя резкое сопрано хулиганки, конечно, не идет в сравнение с волшебным меццо Бергансы:

     


    Warning: simplexml_load_file(https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D1%87%D0%B0%D1%81%20%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B9%20%D1%87%D0%B0%D1%81%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%20%D1%86%D1%81%D1%8F&cf=all&output=rss): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.0 503 Service Unavailable in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 258

    Warning: simplexml_load_file(): I/O warning : failed to load external entity "https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D1%87%D0%B0%D1%81%20%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D1%8B%D0%B9%20%D1%87%D0%B0%D1%81%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%20%D1%86%D1%81%D1%8F&cf=all&output=rss" in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 258

    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 260


    Warning: DOMDocument::load(https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%B2%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D1%8C&cf=all&output=rss): failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.0 503 Service Unavailable in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 271

    Warning: DOMDocument::load(): I/O warning : failed to load external entity "https://news.google.com/news?pz=1&cf=all&ned=us&hl=ru&q=%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%20%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%B2%20%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB%D1%8C&cf=all&output=rss" in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 271

    Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/p305413/www/xn-----7kcagabcx1bboelivelc9a1ae5h2keg.xn--p1ai/03_first-hour_chas1.docs.htm on line 274

    SLAVONIC
    (с. 73) Ча́съ пе́рвый. Прїиди́те, поклони́мсѧ: три́жды. И҆ покло́ны трѝ. Глаго́лыѰ. є҃ моѧ̑ внꙋшѝ гдⷭ҇и, разꙋмѣ́й зва́нїе моѐ. Вонмѝ гла́сꙋ моле́нїѧ моегѡ̀, цр҃ю̀ мо́й и҆ бж҃е мо́й, ꙗ҆́кѡ къ тебѣ̀ помолю́сѧ гдⷭ҇и. Заꙋ́тра оу҆слы́ши гла́съ мо́й, заꙋ́тра предста́нꙋ тѝ, и҆ оу҆́зриши мѧ̀. Ꙗ҆́кѡ бг҃ъ не хотѧ́й беззако́нїѧ, ты̀ є҆сѝ: не присели́тсѧ къ тебѣ̀ лꙋка́внꙋѧй, нижѐ пребꙋ́дꙋтъ беззакѡ́нницы пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма. Возненави́дѣлъ є҆сѝ всѧ̑ дѣ́лающыѧ беззако́нїе, погꙋби́ши всѧ̑ глаго́лющыѧ лжꙋ̀: мꙋ́жа крове́й и҆ льсти́ва гнꙋша́етсѧ гдⷭ҇ь. а҆́зъ же мно́жествомъ млⷭ҇ти твоеѧ̀, вни́дꙋ въ до́мъ тво́й, поклоню́сѧ ко хра́мꙋ ст҃о́мꙋ твоемꙋ̀ въ стра́сѣ твое́мъ. ГГдⷭ҇и, наста́ви мѧ̀ (с. 74) пра́вдою твое́ю, вра̑гъ мои́хъ ра́ди и҆спра́ви пред̾ тобо́ю пꙋ́ть мо́й. Ꙗ҆́кѡ нѣ́сть во оу҆стѣ́хъ и҆́хъ и҆́стины, се́рдце и҆́хъ сꙋ́етно, гро́бъ ѿве́рстъ горта́нь и҆́хъ, ѧ҆зы́ки свои́ми льща́хꙋ. Сꙋдѝ и҆̀мъ бж҃е, да ѿпадꙋ́тъ ѿ мы́слей свои́хъ: по мно́жествꙋ нече́стїѧ и҆́хъ и҆зри́ни ѧ҆̀, ꙗ҆́кѡ преѡгорчи́ша тѧ̀, гдⷭ҇и. И҆ да возвеселѧ́тсѧ всѝ оу҆пова́ющїи на тѧ̀, во вѣ́къ возра́дꙋютсѧ, и҆ всели́шисѧ въ ни́хъ: и҆ похва́лѧтсѧ ѡ҆ тебѣ̀ лю́бѧщїи и҆́мѧ твоѐ. Ꙗ҆́кѡ ты̀ бл҃гослови́ши пра́ведника гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ ѻ҆рꙋ́жїемъ бл҃говоле́нїѧ вѣнча́лъ є҆сѝ на́съ. Гдⷭ҇и,Ѱ. п҃ѳ прибѣ́жище бы́лъ є҆сѝ на́мъ въ ро́дъ и҆ ро́дъ. Пре́жде да́же гора́мъ не бы́ти, и҆ созда́тисѧ землѝ и҆ вселе́ннѣй, и҆ ѿ вѣ́ка и҆ до вѣ́ка ты̀ є҆сѝ. Не ѿвратѝ человѣ́ка во смире́нїе, и҆ ре́клъ є҆сѝ: ѡ҆брати́тесѧ сы́нове человѣ́честїи. (с. 75) Ꙗ҆́кѡ ты́сѧща лѣ́тъ пред̾ ѻ҆чи́ма твои́ма гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ де́нь вчера́шнїй, и҆́же мимои́де, и҆ стра́жа нощна́ѧ. Оу҆ничиже́нїѧ и҆́хъ лѣ̑та бꙋ́дꙋтъ: оу҆́трѡ ꙗ҆́кѡ трава̀ мимои́детъ. Оу҆́трѡ процвѣте́тъ и҆ пре́йдетъ, на ве́черъ ѿпаде́тъ, ѡ҆жестѣ́етъ и҆ и҆́зсхнетъ. Ꙗ҆́кѡ и҆счезо́хомъ гнѣ́вомъ твои́мъ, и҆ ꙗ҆́ростїю твое́ю смꙋти́хомсѧ. Положи́лъ є҆сѝ беззакѡ́нїѧ на̑ша пред̾ тобо́ю: вѣ́къ на́шъ въ просвѣще́нїе лица̀ твоегѡ̀. Ꙗ҆́кѡ всѝ дні́е на́ши ѡ҆скꙋдѣ́ша, и҆ гнѣ́вомъ твои́мъ и҆счезо́хомъ. Лѣ̑та на̑ша ꙗ҆́кѡ паꙋчи́на поꙋча́хꙋсѧ: дні́е лѣ́тъ на́шихъ, въ ни́хже се́дмьдесѧтъ лѣ́тъ, а҆́ще же въ си́лахъ, ѻ҆́смьдесѧтъ лѣ́тъ, и҆ мно́жае и҆́хъ трꙋ́дъ и҆ болѣ́знь: ꙗ҆́кѡ прїи́де кро́тость на ны̀, и҆ нака́жемсѧ. Кто̀ вѣ́сть держа́вꙋ гнѣ́ва твоегѡ̀, (с. 76) и҆ ѿ стра́ха твоегѡ̀ ꙗ҆́рость твою̀ и҆счестѝ; Десни́цꙋ твою̀ та́кѡ скажи́ ми, и҆ ѡ҆кова̑нныѧ се́рдцемъ въ мꙋ́дрости. Ѡ҆брати́сѧ гдⷭ҇и, доко́лѣ; и҆ оу҆моле́нъ бꙋ́ди на рабы̑ твоѧ̑. И҆спо́лнихомсѧ заꙋ́тра млⷭ҇ти твоеѧ̀ гдⷭ҇и, и҆ возра́довахомсѧ, и҆ возвесели́хомсѧ. Во всѧ̑ дни̑ на́шѧ возвесели́хомсѧ, за дни̑ въ нѧ́же смири́лъ ны̀ є҆сѝ, лѣ̑та въ нѧ́же ви́дѣхомъ ѕла̑ѧ. И҆ при́зри на рабы̑ твоѧ̑, и҆ на дѣла̀ твоѧ̑, и҆ наста́ви сы́ны и҆́хъ. И҆ бꙋ́ди свѣ́тлость гдⷭ҇а бг҃а на́шегѡ на на́съ, и҆ дѣла̀ рꙋ́къ на́шихъ и҆спра́ви на на́съ, и҆ дѣ́ло рꙋ́къ на́шихъ и҆спра́ви. Млⷭ҇тьѰ. р҃ и҆ сꙋ́дъ воспою̀ тебѣ̀, гдⷭ҇и: Пою̀ и҆ разꙋмѣ́ю въ пꙋтѝ непоро́чнѣ, когда̀ прїи́деши ко мнѣ̀; прехожда́хъ въ неѕло́бїи се́рдца моегѡ̀, посредѣ̀ до́мꙋ моегѡ̀. Не предлага́хъ (с. 77) пред̾ ѻ҆чи́ма мои́ма ве́щь законопрестꙋ́пнꙋю, творѧ́щыѧ престꙋпле́нїе возненави́дѣхъ. Не прильпѐ мнѣ̀ се́рдце стропти́во, оу҆клонѧ́ющагѡсѧ ѿ менѐ лꙋка́вагѡ не позна́хъ: Ѡ҆клевета́ющагѡ та́й и҆́скреннѧго своего̀, сего̀ и҆згонѧ́хъ: го́рдымъ ѻ҆́комъ и҆ несы́тымъ се́рдцемъ, съ си́мъ не ꙗ҆дѧ́хъ. Ѻ҆́чи моѝ на вѣ̑рныѧ землѝ, посажда́ти ѧ҆̀ со мно́ю: ходѧ́й по пꙋтѝ непоро́чнꙋ, се́й мѝ слꙋжа́ше. Не живѧ́ше посредѣ̀ до́мꙋ моегѡ̀ творѧ́й горды́ню: глаго́лѧй непра́вєднаѧ, не и҆справлѧ́ше пред̾ ѻ҆чи́ма мои́ма. Во оу҆́трїѧ и҆збива́хъ всѧ̑ грѣ̑шныѧ землѝ, є҆́же потреби́ти ѿ гра́да гдⷭ҇нѧ всѧ̑ дѣ́лающыѧ беззако́нїе. Сла́ва, и҆ ны́нѣ: А҆ллилꙋ́їѧ, а҆ллилꙋ́їа, а҆ллилꙋ́їа, сла́ва тебѣ̀ бж҃е. Три́жды. Покло́ны г҃. Гдⷭ҇и поми́лꙋй, три́жды. (с. 78) И҆ а҆́ще оу҆́бѡ Бг҃ъ гдⷭ҇ь пое́тсѧ, глаго́лемъ: Сла́ва, тропа́рь днѐ. И҆ ны́нѣ: Что́ тѧ нарече́мъ: А҆́ще же а҆ллилꙋ́їа, глаго́лемъ тропа́рь, во гла́съ ѕ҃: Заꙋ́тра оу҆слы́ши гла́съ мо́й, цр҃ю̀ мо́й и҆ бж҃е мо́й. Сті́хъ а҃: Глаго́лы моѧ̑ внꙋшѝ гдⷭ҇и, разꙋмѣ́й зва́нїе моѐ. Сті́хъ в҃: Ꙗ҆́кѡ къ тебѣ̀ помолю́сѧ, Сла́ва, и҆ ны́нѣ, бг҃оро́диченъ: Что́ тѧ нарече́мъ, ѽ бл҃года́тнаѧ; нб҃о, ꙗ҆́кѡ возсїѧ́ла є҆сѝ сл҃нце пра́вды: ра́й, ꙗ҆́кѡ прозѧбла̀ є҆сѝ цвѣ́тъ нетлѣ́нїѧ: дв҃ꙋ, ꙗ҆́кѡ пребыла̀ є҆сѝ нетлѣ́нна: чи́стꙋю мт҃рь, ꙗ҆́кѡ и҆мѣ́ла є҆сѝ на ст҃ы́хъ твои́хъ ѡ҆б̾ѧ́тїѧхъ сн҃а, всѣ́хъ бг҃а. того̀ молѝ сп҃сти́сѧ дꙋша́мъ на́шымъ. (с. 79) Стѡпы̀Ѱ ри҃і, рл҃г ‑ рл҃є моѧ̑ напра́ви по словесѝ твоемꙋ̀: и҆ да не ѡ҆блада́етъ мно́ю всѧ́кое беззако́нїе. И҆зба́ви мѧ̀ ѿ клеветы̀ человѣ́ческїѧ, и҆ сохраню̀ за́пѡвѣди твоѧ̑. Лицѐ твоѐ просвѣтѝ на раба̀ твоего̀, и҆ наꙋчи́ мѧ ѡ҆правда́нїємъ твои̑мъ. Да и҆спо́лнѧтсѧ оу҆ста̀ моѧ̑ хвале́нїѧ твоегѡ̀ гдⷭ҇и, ꙗ҆́кѡ да воспою̀ сла́вꙋ твою̀, ве́сь де́нь великолѣ́пїе твоѐ. Сі́и стїхѝ въ четыредесѧ́тницѣ ка́кѡ пою́тсѧ, пи́сано є҆́сть въ трїѡ́ди. Трист҃о́е. По Ѻ҆́ч҃е на́шъ: Сщ҃е́нникъ: Ꙗ҆́кѡ твоѐ є҆́сть црⷭ҇тво: А҆́ще нѣ́сть четыредесѧ́тница, глаго́лемъ конда́къ ст҃а́гѡ, и҆лѝ прилꙋчи́вшагѡсѧ пра́здника. А҆́ще же є҆́сть четыредесѧ́тница: и҆лѝ кондака̀ нѣ́сть, въ понедѣ́льникъ оу҆́бѡ и҆ во (с. 80) вто́рникъ, и҆ въ четверто́къ глаго́ли настоѧ́щїй бг҃оро́диченъ: Пресла́внꙋю бж҃їю мт҃рь, и҆ ст҃ы́хъ а҆́гг҃лъ ст҃ѣ́йшꙋю, немо́лчнѡ воспое́мъ се́рдцемъ и҆ оу҆сты̀, бцⷣꙋ сїю̀ и҆сповѣ́дающе, ꙗ҆́кѡ вои́стиннꙋ ро́ждшꙋю бг҃а воплоще́нна, и҆ молѧ́щꙋюсѧ непреста́ннѡ ѡ҆ дꙋша́хъ на́шихъ. Въ сре́дꙋ же и҆ пѧто́къ глаго́ли сїѐ: Ско́рѡ предварѝ, пре́жде да́же не порабо́тимсѧ врагѡ́мъ хꙋ́лѧщымъ тѧ̀ и҆ претѧ́щымъ на́мъ, хрⷭ҇тѐ бж҃е на́шъ: погꙋбѝ крⷭ҇то́мъ твои́мъ борю́щыѧ на́съ, да оу҆разꙋмѣ́ютъ, ка́кѡ мо́жетъ правосла́вныхъ вѣ́ра мл҃твами бцⷣы, є҆ди́не чл҃вѣколю́бче. Въ сꙋббѡ́тꙋ се́й: Ꙗ҆́кѡ нача́тки є҆стества̀, насади́телю тва́ри, вселе́ннаѧ прино́ситъ тѝ гдⷭ҇и, бг҃онѡ́сныѧ мꙋ́ченики: тѣ́хъ моли́твами (с. 81) въ ми́рѣ глꙋбо́цѣ цр҃ковь твою̀, жи́тельство твоѐ бцⷣею соблюдѝ, многомлⷭ҇тиве. Въ недѣ́лю же глаго́лемъ ѵ҆пакоѝ прилꙋчи́вшагѡсѧ гла́са. Гдⷭ҇и поми́лꙋй, м҃. И҆́же на всѧ́кое вре́мѧ, и҆ на всѧ́кїй ча́съ, на нб҃сѝ и҆ на землѝ покланѧ́емый и҆ сла́вимый, хрⷭ҇тѐ бж҃е, долготерпѣли́ве, многомлⷭ҇тиве, многобл҃гоꙋтро́бне, и҆́же пра́вєдныѧ любѧ́й, и҆ грѣ̑шныѧ ми́лꙋѧй, и҆́же всѧ̑ зовы́й ко сп҃се́нїю ѡ҆бѣща̑нїѧ ра́ди бꙋ́дꙋщихъ бла̑гъ. са́мъ гдⷭ҇и, прїимѝ и҆ на́шѧ въ ча́съ се́й мл҃твы, и҆ и҆спра́ви живо́тъ на́шъ къ за́повѣдемъ твои̑мъ: дꙋ́шы на́шѧ ѡ҆свѧтѝ, тѣлеса̀ ѡ҆чи́сти, помышлє́нїѧ и҆спра́ви, мы̑сли ѡ҆чи́сти, и҆ и҆зба́ви на́съ ѿ всѧ́кїѧ ско́рби, ѕѡ́лъ и҆ болѣ́зней: ѡ҆градѝ на́съ (с. 82) ст҃ы́ми твои́ми а҆́гг҃лы, да ѡ҆полче́нїемъ и҆́хъ соблюда́еми и҆ наставлѧ́еми, дости́гнемъ въ соедине́нїе вѣ́ры, и҆ въ ра́зꙋмъ непристꙋ́пныѧ твоеѧ̀ сла́вы: ꙗ҆́кѡ бл҃гослове́нъ є҆сѝ во вѣ́ки вѣкѡ́въ, а҆ми́нь. Гдⷭ҇и поми́лꙋй, три́жды. Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Чⷭ҇тнѣ́йшꙋю херꙋві̑мъ: И҆́менемъ гдⷭ҇нимъ бл҃гословѝ, ѻ҆́тче. Сщ҃е́нникъ возгла́съ: Бж҃е, оу҆ще́дри ны̀: И҆ а҆́ще є҆́сть четыредесѧ́тница, твори́мъ трѝ вели̑кїѧ покло́ны, глаго́люще предпи́саннꙋю мл҃твꙋ: Гдⷭ҇и и҆ влⷣко живота̀ моегѡ̀: Подо́бнѣ и҆ дрꙋги́хъ ма́лыхъ, в҃і. Та́же и҆ коне́чный. Быва́ютъ вкꙋ́пѣ, ѕ҃і. Та́же, Трист҃о́е. Прест҃а́ѧ трⷪ҇це: Ѻ҆́ч҃е на́шъ: Гдⷭ҇и поми́лꙋй, в҃і. (с. 83) И҆ настоѧ́щꙋю мл҃твꙋ: Хрⷭ҇тѐ свѣ́те и҆́стинный, просвѣща́ѧй и҆ ѡ҆свѧща́ѧй всѧ́каго человѣ́ка грѧдꙋ́щаго въ мі́ръ, да зна́менаетсѧ на на́съ свѣ́тъ лица̀ твоегѡ̀, да въ не́мъ оу҆́зримъ свѣ́тъ непристꙋ́пный: и҆ и҆спра́ви стѡпы̀ на́шѧ къ дѣ́ланїю за́повѣдей твои́хъ, мл҃твами пречⷭ҇тыѧ твоеѧ̀ мт҃ре, и҆ всѣ́хъ твои́хъ ст҃ы́хъ, а҆ми́нь. Сла́ва, и҆ ны́нѣ: Гдⷭ҇и поми́лꙋй, три́жды. Бл҃гословѝ. И҆ быва́етъ ѿпꙋ́стъ. Коне́цъ пе́рвагѡ часа̀.
    FOOTER

    #text

    X
    Четвертая седмица по Пасхе (с понедельника по субботу) Евангелие от Марка (Мк) От Иоанна Святое Благовествование Второе послание св. Ап. Павла к Коринфянам (2Кор) 1 послание к Тимофею апостола Павла Второе послание к Тимофею Синодальный перевод. Вторая книга Паралипоменон (2Пар) Служба в субботу — всем святым service on saturday — all saints Неделя пятой седмицы, Марии Египетской   www.церковно-славянская-библия.рф
     

    Ваш IP:
    54.80.68.137
    Google
    Час первый First Hour
    ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ о Библии